Храм с.Николо-Погост Храм с.Николо-Погост

Храм с.Николо-Погост


Адрес:Нижегородская область,
Городецкий район,
с. Николо-Погост, ул Базарная, д 17 а.
Телефон: 8 (83161) 45 630
Сайт:http://nikolo-pogost.ru
E-mail: radosti-zisni@yandex.ru



Количество просмотров: 144
(0)

Николо-Погост явля­ется одним из древних поселений в Городецком Заволжье, вставший над местом слия­ния лесной тихоструйной речки Узолы с вели­кой Волгой, прямо напротив Балахны. Был он сельским административно-духовным центром обширного Заузолья (так этот край мог назы­ваться только относительно Городца в пору его расцвета в XII-XIV веках). Само название села, единственно сохранившего в Заволжье звание «погоста», появившееся еще в IX веке в Киевской Руси, свидетельствует об этом же.

Древнейшим документом о Николо-Погосте пока остается опись Алексея Дедринского «сотоварыщи» (1534 год), зафиксировавшая принад­лежащие клиру его церкви пустоши (некогда за­брошенной, поросшей лесом и вновь разрабо­танной пашни) «Дворище». Эта пустошь в XVII веке уже будет называться деревней Поповкой1.

В Писцовой книге Заузолья 1591 года сооб­щалось, что «на погосте церковь Николы чудо­творца древена, клетцки, а в ней образы, и кни­ги, и ризы, и колокола, строение мирское» 2, то есть приобретенное самими заволжскими крес­тьянами.


Николо-Погост в древности стоял на дороге из Городца в Нижний Новгород. Здесь не только содержались в исправности паромы и ладьи для пе­реправы через Волгу, но и складывались почти на 100 гектарах огромные клети дровяного и строевого леса, сгонявшегося в плотах и в высо­кобортных беленах с верховий Узолы для балахнинских соляных варниц и кирпичных заводов.

Кроме того, на огромном лугу под Николо-Погостом ежегодно рубились зимой речные суда, чтоб по весне без особого труда их можно было снять со стапелей высокой паводковой водой и перегнать для про­дажи в Балахну или Нижний Новгород.

О том, что уже в XVI столетии по берегам рек Узолы, Линды, Везломы, Ватомы, Керженца ру­билось каждой зимой множество разновеликих судов, красноречиво свидетельствует редкий по своей исторической значимости наказ 1591 го­да нижегородским таможенным головам о взи­мании пошлин с продажных: «с судна с большого с 30-саженнова полтора рубля, а с 20-саженнова по рублю, ас 10-саженнова по полтине, а с меньших судов против того по расчету».

Зная, что таможенные явки составляли не более как двадцатую часть стоимости товара (приблизительно 10 денег с рубля, что впослед­ствии и будет узаконено Торговым уставом 1б53 года), мы можем с большой долей вероятия на­звать и стоимость самих судов на нижегород­ском торгу: 60-метровой длины судно стоило 30 рублей, 20-метровое - около 10 рублей.

Церкви села Николо-Погост
Уже в середине XVII столетия в мирных усло­виях жизни Поволжья, после официального уч­реждения в 1641 году близ Макарьево-Желтоводского монастыря знаменитой ярмарки, Николо-Погост, как и все города и села, стоявшие на главной водно-транспортной магистрали стра­ны, получил особо благоприятные условия для развития.

К 1675 году в Николо-Погосте насчитыва­лось шесть крестьянских и девять бобыльских дворов. Кроме того, здесь же стояли две церкви,
а возле - две усадьбы государевых приказчиков, таможенный и кружечный дворы, в которых со­бирали «таможенную пошлину и пьющую при­быль в государеву казну балахонцы верные го­ловы и целовальники».

Все это свидетельствовало не только о важ­ности села как административно-духовного цен­тра Заузолья, но и о благосостоянии его жителей.

Заволжане по-прежнему промышляли в лесу, так как земля была «худа и неродима», хлеба да­вала мало, заставляя заузольцев непременно за­ниматься ремеслами.

И как здесь не вспомнить слова знатока по­реформенного края писателя П.И. Мельникова (Андрея Печерского): «В лесном Верховом За­волжье деревни малые, зато частые, одна от дру­гой на версту, на две. Земля холодна, неродима, своего хлеба мужику разве до масленой хватит, и то в урожайный год! Как ни бейся на надельной полосе, сколько страды на ней ни принимай, круглый год трудовым хлебом себя не прокор­мишь. Такова сторона!

Другой на месте заволжанина давно бы с го­лода помер, но он не лежебок, человек досужий. Чего земля не дала, уменьем за дело взяться бе­рет... Вареги начал вязать, поярок валять, шляпы да сапоги из него делать, шапки шить, топоры да гвозди ковать, весовые коромысла на всю Рос­сию делать. А коромысла-то какие! Хоть в аптеку бери - сделаны верно.

Леса заволжанина кормят. Ложки, плошки, чашки, блюда заволжанин точит да красит: греб­ни, донца, веретена да другой щепной товар ра­ботает, ведра, ушаты, кадки, лопаты, коробья, весла, лейки, ковши - все, что из лесу можно до­быть, рук его не минует».

Мастера по обработке дерева в Заволжье были известными, и потому не случайно, когда в 1670 году по правительственному указу в Нижнем Новгороде и Балахне стали строить 150 стругов «на морской ход», то есть для выхода в Каспий, было привлечено 36 опытных плотни­ков - мастеров Заузолья, для которых строитель­ство подобный крупных морских судов было «за обычай».

В течение почти всего ХVII столетия Николо-Погост оставался государственным селом, крестьяне и бобыли которого занимались ре­меслами, отхожими торгами и подрядами на по­ставку на своих судах всевозможных грузов по Волге, Оке и Каме.

Церкви села Николо-Погост
Древние деревянные храмы к середине XVIII века обветшали, и богатый сельский приход ре­шил выстроить новые здания уже кирпичными. Весной 1752 года балахнинец Михайло Инозем­цев подрядился погостцам приближавшимся ле­том «обжечь своими дровами на церковное строение болшаго кирпичу 6000». Подряд был выполнен, и после ледостава на исходе того же года заузольцы перевезли кирпич санными обо­зами за Волгу4.

Храмы стали возводить на прежнем месте, в центре села, куда сходились дороги из деревень округи: из Суздалевой и Буйной, Бурыковой и Коленной, Старцевой и Чистомежской, из Щекиных Гор и Спасского Сельца.

Первоначально разобрали деревянный шат­ровый храм Преображения. Поскольку шатро­вые храмы были запрещены патриархом Нико­ном еще за сто лет до этого, на его месте стали строить столь же высотную (около 35 метров) ярусную церковь, сохранив доминирующую ее роль в застройке села.

Ярусный тип храма был известен в Нижего­родском крае с первой половины XVII века, но особое распространение получил в XVIII столе­тии. Архитектурно-художественный образ Пре­ображенской церкви Николо-Погоста строился на стремительном взлете двух уменьшающихся по высоте восьмериков и барабана с главкой. Чтоб подчеркнуть устремленность ввысь, безве­стный зодчий каждый объем здания завершил многопрофильным фризом, как бы отсекая один ярус от другого, чтоб еще более стройным казался возвышавшийся над ним.

Интерьер бесстолпного храма прямо-таки заливался потоками верхнего света из много­численных окон, убранных в многопрофиль­ные килевидные наличники. Они свидетельст­вовали о живости традиций предшествующего столетия.

Строительство ярусной Преображенской церкви продолжалось семь лет (с 1753 по 17б0 год), после чего те же мастера приступили к кладке кирпичного теплого Владимирского хра­ма. По своему архитектурно-художественному решению он был близок к рубленым клетским церквам. Его строили семь лет (с 1761 по 17б8 год). За это время в художественной жизни Рос­сии произошли существенные перемены: гос­подствовавший долгие годы стиль барокко уми­рал, на смену ему шел классицизм с новыми представлениями о ценностях, с особым языком и средствами выразительности.

Городецкие каменщики-мастера, неизменно участвовавшие во многих значительных сто­личных строительствах, преобразуя новые ху­дожественные приемы на основе устойчивых местных традиций, придали архитектуре Вла­димирского храма явные черты своеобразия и неповторимости. Именно так могут быть оцене­ны «барочные», рельефно выступающие на гла­ди стен наличники окон и «классические» пиля­стры, разбивающие протяженный фасад здания на отдельные ячейки.

Широко расставленные небольшие лукович­ные главки на глухих барабанах не мешают вос­принимать здание целостно. При этом они под­черкивают его вспомогательную роль в общем ансамбле с рядом стоящими высотными ярусной церковью и колокольней. Сорокапятиметровая колокольня, некогда завершенная стройным шпилем, господствовала над береговым обры­вом. Она была видима с Волги с самых дальних подступов и отмечала вкупе с причудливым многоглавием центр одного из сел Нижегородского Поволжья.

Спасо-Преображенский храм с. Николо-ПогостНо не только уникальным, единственно со­хранившимся в Горьковской области погостовым ансамблем XVIII века может гордиться село. Оно связано и с выдающимися людьми России.

В 1797 году Николо-Погост был пожалован в вотчину известному русскому дипломату и пол­ководцу, фельдмаршалу екатерининских вре­мен Н.В. Репнину, а от него перешел в 1809 году будущему декабристу С.Г. Волконскому.Портрет Сергея Григорьевича Волконского

Уже в ходе следствия после восстания на Се­натской площади С.Г. Волконский добился осо­бого правительственного постановления о пе­редаче нижегородского имения своей супруге Марии Николаевне (в девичестве Раевской) и только что родившемуся сыну Николаю. Заклю­чительная часть обнаруженного в архиве распоряжения декабриста не может не тронуть читателя глубиной его чувств к близким, высо­кой человечностью и родительской заботой о будущем сына: «Прощаюсь навеки с доброде­тельной и бесценной моей женой и сыном, по­ручаю его нежной попечительности матери, а сыну завещанием родительским оставляю быть неизменно утешением и радостью его матери»6.

После же того, как смелая русская женщина, пренебрегая всем во имя долга чести и вернос­ти, отправилась за своим мужем в сибирскую ссылку, Николо-Погост остался за опекуном - ее отцом, героем Отечественной войны 1812 года, командиром Нижегородского драгунского пол­ка Н.Н. Раевским. Его высоко ценил А.С. Пушкин. Поэт называл его «человеком с ясным умом, с простой прекрасной душой».

Все вместе - сохранившиеся, но требующие срочной реставрации, архитектурно-художест­венные памятники замечательного ансамбля, славные имена людей, связанных с историей се­ла, - делает Николо-Погост особо значимым и важным.

  • Вконтакте